us.olena@yahoo.com uselena48 +38(067) 975 66 11

Господдержка и земля

  1. Главная
  2. / Господдержка и земля
31.10.2017

Правительство с большим скрипом меняет систему поддержки аграриев. Постепенно фокус внимания переносится на мелкие хозяйства, которым до сих пор не особо удавалось воспользоваться бюджетной поддержкой. Сложности и с запуском земельной реформы. Разбираемся, каким будет урожай-2018.

Государство обещает активнее поддерживать аграриев. Если верить проекту бюджета на 2018 год, на программы стимулирования развития АПК в госказне будет предусмотрено 6,4 млрд. грн. А это почти на миллиард больше, чем в 2017 году (см. таблицу). Тем не менее, повезет далеко не всем. Например, прямые дотации, которые должны были смягчить негативный эффект от отмены спецрежима уплаты НДС для сельхозпроизводителей (так называемая «квазиаккумуляция НДС»), в 2018 году составят 2 млрд. грн., что вдвое меньше бюджетной росписи на 2017 год. Кроме того, на удешевление кредитов аграриям будет выделено 66 млн. грн. вместо 300 млн. грн. в 2017 году. Правда, перенос поддержки с крупного агробизнеса на мелкий искупает это уменьшение. В текущем году агроМСБ и этого не получал. Конечно, это все пока в проекте, и к моменту подписания закона о госбюджете президентом еще многое может измениться. По словам Леонида Козаченко, председателя подкомитета по вопросам экономической и финансовой политики в АПК комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений, есть вероятность, что объем поддержки сельского хозяйства в 2018 году будет увеличен до 8,8 млрд. грн. Но при условии, что власти найдут дополнительные источники финансирования. Один из вариантов, который обсуждается – это увеличение налога на землю для тех субъектов, которые работают в «тени» и не показывают, что их угодья находятся в обработке или в аренде. Еще часть средств на дотации АПК может обеспечить вывод из тени оборота подакцизных товаров, в частности, алкогольных напитков.

Фермерам – миллиард

Самую внушительную сумму в будущем году выделят животноводам. Им планируют перечислить из бюджета 2 млрд. грн. на частичную компенсацию издержек строительства ферм и комплексов, в том числе – на возврат процентов по кредитам. Не исключено, что это как раз те два миллиарда, которые правительство решило «отщипнуть» от дотаций сельхозпроизводителям. «Очевидно, будет пересмотрена программа компенсаций на покупку сельскохозяйственной техники. Цель – сделать ее более эффективной. В проекте бюджета на нее предусмотрен почти 1 млрд. грн. Но по прогнозам в текущем году будет использовано лишь около 200 млн. грн. Поэтому есть предложение направить часть средств на непосредственное дотирование сельхозпредприятий, которым эта техника необходима и на уменьшение процентов по кредитам, которые будут выдавать банки на покупку сельхозтехники», – рассказывает Леонид Козаченко. Новая статья агробюджета – 1 млрд. грн. на поддержку фермеров и сельхозкооперативов. Это деньги, заложенные под реализацию Концепции развития фермерских хозяйств и сельскохозяйственной кооперации на 2018–2020 годы, которую 13 сентября поддержал Кабинет Министров. Как рассказали «Деньгам» в прессслужбе Министерства аграрной политики и продовольствия, бюджетную помощь получат животноводческие хозяйства и ягодные фермы; часть денег пойдет на компенсацию стоимости сельхозтехники, которую приобретают аграрии, а еще часть – на выдачу кредитов сельскохозяйственным кооперативам.

Поделят за глаза

На самом деле, главный недостаток программ господдержки не только в том, что объемы финансирования не удовлетворяют запросы рынка. Проблема глубже: дотации и любая бюджетная помощь распределяются не вполне прозрачно, и простым «смертным» фермерам разжиться бюджетными деньгами крайне непросто. «Все средства расписаны еще на том этапе, когда формируется бюджет. Уже тогда понятно, кому и сколько. Но даже если что-то в казне и остается, то получить поддержку без 15–20% вознаграждения от суммы дотации невозможно», – приводит пример Сергей Гриневич, директор агентства по аграрному консалтингу из Днепра (фамилия и имя изменены по просьбе героя). Критерии, на основании которых выделяется финансирование, тоже наталкивают на мысль о том, что государство стремится отсечь лишние «рты». Решение о предоставлении дотации принимает Государственная фискальная служба, в которую обращается заявитель. Налоговики проверяют произво-

дителя на наличие налоговых долгов (в первую очередь – по уплате НДС) и передают заявку в Государственную казначейскую службу, которая занимается непосредственно распределением бюджетных денег. На бумаге все ладно, но на практике заявку могут завернуть за любую мелочь. Например, налоговики найдут у фермера недоплаченную копейку налогов – и тогда пиши пропало. Но, что еще хуже, объем дотаций напрямую зависит от сумм НДС, которые производитель уплатил в бюджет. При этом птицеводы получают дотации в первую очередь. Всем же остальным производителям помощь достается, похоже, по остаточному принципу. Речь о том, что если сумма НДС, уплаченного претендентами на дотации, больше или равна разнице между суммой выделенных на дотацию средств (С1) и суммой, предназначенной для птицеводов (С2), то производителям (кроме птицеводов) выделяют разницу между С1 и С2. Если размер НДС меньше упомянутой разницы, то дотация для всех производителей, кроме птицеводов, равна сумме уплаченного ими НДС. Ну, чем не дискриминация? В итоге, и без того скромные объемы дотирования падают. По данным Института аграрной экономики, в сентябре, когда сельхозпроизводители получали финансирование из бюджета за июль, сумма помощи аграриям составила 400 млн. грн. или 78% плановой росписи на июль, что также на треть меньше, чем объем дотаций в июне и на 25% меньше, чем в мае. Остается лишь надеяться на то, что помощь малым фермерам из упомянутого миллиарда гривен будет выделяться по какому-то упрощенному механизму, без придирчивых проверок со стороны налоговиков. Ждем по данному вопросу разъяснений от Кабинета Министров или Минагрополитики.

Земля обетованная

Вновь застопорилась земельная реформа. Хотя еще в апреле представители Государственной службы по вопросам геодезии, картографии и кадастра заявляли, что законопроект, который урегулирует вопросы оборота сельхозземель, до июля будет вынесен на рассмотрение правительства. А в июле премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что законопроект, по сути, готов к утверждению Кабмином. Но дискуссии вокруг того, каким должен быть рынок земли в Украине, изрядно затянулись. Еще и Международный валютный фонд подлил масла в огонь. Заместитель пресс-секретаря МВФ заявил, что, несмотря на важность земельной реформы для взаимоотношений между Украиной и фондом, она требует доработки. Поэтому есть смысл отложить ее проведение на более поздний срок. «В ходе консультаций с участниками рынка мы пришли к выводу, что законопроект об обороте земель должен подаваться в пакете с законопроектом, который создаст условия для формирования класса покупателей на будущем рынке. Его рабочее название – «О финансово-кредитной поддержке аграриев», и сейчас он разрабатывается на уровне ключевых международных финансовых институтов. Это объективно продлило процесс подготовки», – рассказал «Деньгам» Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины. При этом ключевые положения реформы остаются неизменными. Во-первых, доступ к покупке земель предоставят физическим лицам-резидентам Украины. Во-вторых, вводятся лимиты на концентрацию земельных ресурсов в одних руках. «То есть речь идет о запрете продажи одному физическому лицу более 200 га земель сельхозназначения (было еще предложение установить лимит на уровне 500 га – прим.ред.)», – объясняет Виктор Дубовик, юрист юридической компании «Волхв».

В-третьих, остаются вне процесса купли-продажи земли иностранцы и юридические лица. Правда, обсуждается норма, которая позволит сельхозпредприятиям приобретать земельные массивы площадью до 1 тыс. га, если покупатель будет соответствовать нескольким требованиям: ведение деятельности в сфере АПК не менее трех лет до момента сделки и отсутствие в составе учредителей нерезидентов Украины. Против ограничений на круг возможных покупателей есть довольно веские возражения. «По результатам опроса, проведенного в конце 2015 года, отложенное предложение земельных участков составляет 2–2,2 млн. га. Если открывать рынок только для физических лиц, они не смогут выкупить этот массив. Да, конечно, производители смогут организовать отряд физлиц с целью выкупа выставленных на рынок земельных участков, однако это никак не повысит прозрачность рынка, – оценивает перспективы Олег Нивьевский, старший экономист проекта «Поддержка реформ в сельском хозяйстве и земельных отношениях в Украине». – Так что если мы ориентируемся на прозрачный рынок – без схем, – рынок нужно открывать и для юридических лиц, не забывая и о банках, которые имеют право получать землю в залоге в собственность, хотя бы на ограниченный период времени. А любые ограничения уменьшают стоимость актива и увеличивают транзакционные издержки». Еще одно опасение – атака на рынок банальных спекулянтов-перекупщиков. Чтобы этого не случилось, активно предлагается соавторами реформы введение госпошлины на уровне 50% нормативной денежной оценки земли. Ее нужно будет уплатить в случае, если участок отчуждается в течение первых трех лет с момента покупки. Что важно, сделки с землей, которая находится в государственной и коммунальной собственности, будут проводиться только через систему электронных торгов. Но, повторимся, из-за того, что разработка законопроектов затянулась, снятие моратория до конца нынешнего года может и не состояться. Хотя многие предпосылки для этого уже имеются. Например, 3 октября Госгеокадастр перешел на применение технологии блокчейн для ведения земельного кадастра. По мнению Максима Мартынюка это делает принципиально невозможным рейдерство через институт кадастровых регистраторов, а потому снимает опасения в отношении прав собственности на землю.

Окольными путями

Впрочем, аграрии давно научились обходить мораторий. Причем в рамках действующего законодательного поля. «Хотя следует помнить, что договора о покупке земли, заключенные в период действия моратория, после его снятия будут считаться недействительными», – предупреждает Виктор Дубовик. Наиболее распространенный способ отчуждения – заключение договоров аренды земли сроком на 40–50 лет с правом выкупа, что, фактически, эквивалентно продаже участков. Еще один вариант – долгосрочный эмфитевзис, который применяется как заменитель собственности. По такому договору эмфитевт (землепользователь) получает право пользования земельным участком и право распоряжения самим эмфитевзисом. «То есть все права можно передать (в том числе и продать) другому лицу, не спрашивая согласия номинального собственника земельного участка. При достаточно длительных сроках (есть практика заключения таких договоров на сотни лет) практическая разница между правами собственника и эмфитевта стирается», – говорит Виктор Кобылянский, директор Центра земельного права. Существует также практика заключения предварительных договоров купли-продажи земельного участка,

с обязательством собственника продать такой участок после снятия моратория, и составления завещания от собственника земли в пользу третьих лиц. «Также легальным способом проведения сделок с сельхозземлями является отчуждение корпоративных прав, при котором де-юре собственник земли не меняется», – рассказывает Дмитрий Николов, юрист адвокатского объединения Spenser&Kauffmann. Кто-то проводит мену земельных участков «пай на пай», что особенно удобно, когда необходимо укрупнить земельный банк в пределах одного района. Но эта схема как раз наиболее рискованная, так как еще в ноябре 2014 года Верховный Суд Украины разъяснил, что мена наделов вне границ одного поля является незаконной.

Аренда – онлайн. Почти

До сих пор подвешен в воздухе вопрос запуска онлайн-аукционов по аренде государственных и коммунальных земель. Причем еще год назад, в сентябре 2016 года, Госгеокадастр анонсировал электронные аукционы и провел тестовые торги. Но так как изменения в законодательство до сих пор не внесены, аукционы проходят по старинке. То есть участники вынуждены отслеживать объявления о выставленных на торги участках на сайте Госгеокадастра, в муниципальной прессе и присутствовать на аукционе лично. Все это не только создает неудобства, но и оставляет лазейки для злоупотреблений. Например, организатор аукциона может умышленно ограничивать доступ участников, сообщая

о его проведении как можно позже, или отказывая в регистрации по формальным причинам. «Встречаются манипуляции со сроком аренды, когда устанавливаются минимально возможные 7 лет и введение дополнительных платежей. Например, огромного вознаграждения исполнителю», – приводит пример Виктор Кобылянский. Поэтому перевод земельных аукционов в электронный формат крайне важен. Тем более, если вспомнить, что после снятия моратория сделки по купле-продаже земель тоже будут проводиться онлайн. Чему должен поспособствовать начавшийся переход земельного кадастра на технологию блокчейн. На эту же технологию обещают перевести и земельные аукционы.

Павел Харламов

Источник: pressreader.com

Поиск

Статьи и новости